Тамбовское областное государственное автономное учреждение культуры "Тамбовтеатр"

Пресса о театре

А коза таки зелёная

На сцене Тамбовского государственного драматического театра состоялась двойная премьера. Зрители стали свидетелями не только рождения нового репертуарного спектакля «Мейлах в октябре, или А коза таки зелёная», но и выхода на всероссийский театральный подиум новой пьесы, написанной тульским драматургом Рагимом Мусаевым. Автор приехал в Тамбов в день важного для него события. Поэтому, как и все зрители, впервые окунулся в атмосферу постановки режиссёра Никиты Рака. И, надо отметить, она с первых же сцен захватила публику, заставила смеяться, сопереживать, восхищаться языковой сочностью диалогов персонажей. Кто-то вспомнил и, может быть, взгрустнул, о далёких 60-х прошлого столетия, кто-то заново открыл для себя реалии советских времён. А основаны они были на той общности многонациональных культур, которой гордился Советский Союз, и которая остаётся сущностью современной Российской Федерации.

 

Она проявилась даже в этой постановке. В самом сердце России, на тамбовских подмостках режиссёр из Воронежа, сибиряк по рождению, воплотил пьесу, написанную драматургом, в котором смешались русская и азербайджанская кровь. В свою очередь, Рагим Мусаев написал пьесу по мотивам повести русского писателя из Белоруссии Сергея Петрова, который поведал о жизни евреев маленького провинциального городка. Впрочем, национальный вопрос здесь не столь принципиален. Ведь чудики не от мира сего есть в каждой национальности. Недаром в оригинале у Мусаева пьеса имела подзаголовок «Елупень».В Белоруссии так называют «оболдуев». Есть своё презрительно-снисходительное словечко и у евреев - «шлимазл», - что означает неудачник, недотёпа. А уж русские и вообще не поскупились в этом вопросе, собрав в словесном арсенале более четырёх десятков подобных эпитетов. Да, бесспорно, Мейлах и растяпа, и лопух. А современная молодёжь его бы ещё и пригвоздила словечком лузер. Но всё же он добрый малый. К тому же поэт. А это люди всегда выбивающиеся из канвы обыденности.

Название«Мейлах в октябре» воспринимается и как своеобразная усмешка. Ведь у старшего поколения, пришедшего на спектакль, оно невольно сразу же ассоциируется с пропагандистским фильмом-сказкой «Ленин в октябре». Впрочем, для более молодого поколения отсылка к нему звучит и в диалоге персонажей. Что принёс стране Ленин, мы сегодня хорошо знаем. И, конечно же, Мейлах по сравнению с таким коршуном, крошечная птаха. Но и он не может обустроить малый скворечник. Хотя претенденток, заманить его в своё гнездо несколько.

Подобные рассуждения-ассоциации подкреплены сценографией спектакля. У художника-постановщика из республики Беларусь Пётр Анащенко давняя дружба и сотрудничество с тамбовским театром. А уж на «Мейлаха» сам Бог велел пригласить этого замечательного художника. Он заполнил огромное чёрное пространство сцены многочисленными, но очень лёгкими высветленными декорациями. Всё символично. В «небе» белые треугольники — то ли облака, то ли крыши городка. А перед зрителями - дверь, которую не распахивают, тумба с почтовыми ящиками, из которых не вынимают письма, колодец, из которого не черпают воду, телеграфный столб, в проводах которого запутался воздушный змей. Центр сцены - с помостом становится местом встречи (парковая скамейка подчёркивает неприкаянность героев); - с больничной кроватью возвышается до голгофы. А в финале помост подведёт Мейлаха к заднику сцены, к тем самым заснувшим в октябре деревьям с пустыми скворечниками, которые вдруг вспыхнут огоньками, как священный символ израильтян – ханукальный подсвечник с девятью свечами. И в темноте они высветятся сердечком, в память о непризнанном поэте.

Актёр Алексей Дульский очень убедительно и объёмно рисует образ Мейлаха. Непутёвый, не следящий за собой бухгалтер из психиатрического интерната живёт не советской действительностью. Мейлах все дела откладывает на октябрь и мечтает улететь в облака. Его удел — сочинять никем не востребованные стихи. Впрочем, Мейлах личность отнюдь не мелкая. Бывший партизан, героически сбивший самолёт, умён, не лишён чувства достоинства, но очень раним. Да и стихи его впечатляют своей выразительностью. Мейлаха преследуют ведения, он общается с Дантесом, тётей Дусей, Мендельсоном, Вавилонской башней, Моисеем. Но лишь Марк Шагал однажды разъясняет ему, что следующая по его пятам настырная, своенравная, к тому же всё время нудно пиликающая на скрипке, Зелёная Коза (Александра Мандрикова), это образ «зелёной тоски, рутины, того, что всегда рядом, и от чего так сложно убежать, можно только взлететь». Но, оказывается, что пока не покормишь зелёную козу, не отдашь должное быту, крылья не вырастут.

Наряду с Мейлахом-Дульским бесспорной удачей спектакля стала и Рахиль в исполнении Елены Кондрашкиной. Деятельная, прагматичная, языкастая, умеющая переговорить любого, но в тоже время не лишённая едкого остроумия, Рахиль пытается найти своё женское счастье, обустроить гнездо, приручить Мейлаха. И в этом её трагедия. Ведь она антипод Мейлаха и чужда ему по духу. И это очень тонко доносит до зрителя актриса.

Весьма колоритны и другие персонажи спектакля. Замечателен Миша, сын Рахили в исполнении Вячеслава Шолохова. Актёр наделил его не только нескладностью и недалёкостью, но и добротой, наивностью. По ходу спектакля этот переросток школьник вызывает самую разнообразную палитру эмоций: от откровенного хохота до щемящей жалости. Запоминаются и персонажи Елены Фёдоровой — неистовой поклонницы стихов Мейлаха; Ольги Моисеевой — коварной и томной медсестры в полном соку; Сергея Ильина — прохиндея доктора Мозеля; Олега Беляева — твёрдоголового милиционера.

Но самый главный герой и замечательной пьесы, и тонкого, воистину трагикомичного спектакля — это, конечно же язык диалогов. Он как паутина октябрьского бабьего лета опутывает зрителя, заставляя его то смеяться, то грустить, то ностальгировать, то соотносить происходящее с сегодняшним днём. Самое главное, Рагим Мусаев очень бережно сохранил удивительно образный язык произведения Петрова, а Никита Рак не превратил спектакль в сборник местечковых хохм и анекдотов. А ведь в данном материале очень трудно не скатиться к этому, потому что многое в тексте действительно очень смешно. Авторам же удалось через гротеск, через смешные и не очень ситуации, случающиеся с порой нелепыми персонажами, донести то, как необходимы людям мудрость и доброта, глубокая человечность и радость общения, сочувствие и понимание.

Маргарита МАТЮШИНА.

"Тамбовская Жизнь" 5 апреля 2017